Главная -> Новости Алтая -> Общество -> Гостевой брак: 95-летняя пенсионерка вышла замуж и лишилась квартиры

Гостевой брак: 95-летняя пенсионерка вышла замуж и лишилась квартиры

Гостевой брак: 95-летняя пенсионерка вышла замуж и лишилась квартиры

Есть расхожая поговорка, что замуж надо выходить столько раз, сколько берут. Имеется в виду, что если женщине хочется вступить в брак, то не надо стесняться своего возраста. Однако героиня нашей статьи вряд ли предполагала, что, выйдя замуж в 89 лет, станет жертвой брачных аферистов и лишится своего имущества и квартиры.

95-летнюю Елену Павловну Иванову выселяют в самое ближайшее время из собственной квартиры, ее дача продана, пропали деньги со счетов и украшения.

А всему виной стал ее последний муж.

Нелю Павел представлял как свою кузину, а она оказалась его трижды бывшей женой. Фото из семейного архива.

Тайная свадьба

Елена Павловна родилась в 1922 году в деревне под Брянском. Перед войной вышла замуж, с мужем Викторином вместе воевали: она была партизанкой, а он — связистом. В 1943-м в землянке родился их сын. Однако молодой отец до победы не дожил. В конце 1945 года молодая вдова оставила сына родителям и уехала в Москву. Вышла замуж, родила еще детей. Проработала всю свою жизнь на авиазаводе, от него и получила квартиру.

После ранней смерти второго супруга Елена Павловна три раза жила в гражданских браках. Сыновья просили ее не оформлять отношения официально, и она с ними соглашалась. Однако все три ее гражданских супруга скончались.

В 89 лет Елена Павловна снова стала жить с мужчиной на 14 младше себя — Павлом Анохиным. С ним ее познакомил знакомый по санаторию. Впервые семья увидела нового мужа бабушки на ее 90-летнем юбилее.

— Я ей сразу сказал, что он пришел не к ней, а к ее квартире, — вспоминает сын Елены Павловны, Борис Викторинович Рябов. — Но она и слушать не хотела. Я ее предупредил, чтобы не оформляла отношения официально и ничего не подписывала. Она с этим вроде соглашалась. Я сильно не волновался: все предыдущие гражданские мужья матери были порядочными людьми, мы с ними общались, вместе ездили на дачу.

Как стало ясно теперь, Елена Павловна с «молодым» кавалером быстро расписались. Однако предпочла скрыть эту информацию от своей семьи, как подозревают ее сыновья, по просьбе нового мужа. На свадьбе присутствовали только его родные и знакомые. Впрочем, жили они тихо и спокойно, Елена Павловна всем была довольна.

— Но вот однажды, летом 2014 года, она позвонила мне и сказала, что собралась на дачу, а муж сообщил, что продал ее. Я попытался поговорить с отчимом, однако тот сказал, что сейчас плохо себя чувствует и все объяснения даст после плановой операции на сердце.

И он действительно в ближайшее время лег в больницу. А вскоре скончался. С этого момента странным стало все.

— Когда он умер, я находился в санатории, мать мне позвонила, и я сразу же выехал. В Москве никак не мог попасть в квартиру — мои ключи были дома, а мать не открывала, — продолжает Борис Викторинович. — Я, честно говоря, первым делом подумал самое худшее — что ей там стало плохо. Но вдруг появляется родственница маминого мужа Неля — нам он ее представлял как двоюродную сестру. Она приехала в сопровождении каких-то гастарбайтеров. Открыла ключами дверь нашей квартиры. Я ее, конечно, спросил, что происходит, где мать. Она заявила, что временно перевезла ее к себе. Меня это просто возмутило — она ей кто вообще? С какой стати постороннего пожилого человека куда-то увозит? Заявил ей, чтобы сразу привезла мать обратно, иначе заявлю в полицию.

Глубокой ночью Неля привезла Елену Павловну обратно. Мать сказала сыну, что так и не поняла, куда ее увозили. Говорит, это была крошечная квартира, больше похожая на камеру. Из мебели только стол, стул и кровать железная.

Елена Павловна с последним мужем Павлом Анохиным. Фото из семейного архива.

Сейф с секретами

На следующий день Борис Викторинович приехал в квартиру матери с братом и сыном. Там в одной из комнат они нашли сейф. Распилили его «болгаркой» и обнаружили массу интересных документов. В первую очередь это были рукописные дарственные на квартиру и дачу, подписанные Еленой Павловной. Причем подарить свое имущество супругу она решила буквально через месяц после свадьбы. При этом сама Елена Павловна отрицает, что дарила что-то супругу, говорит, он на подпись давал какие-то счета по квартплате.

Кроме того, из квартиры пропало золото, несколько банковских карт и оказался пустым банковский счет: на нем лежало около полутора миллионов рублей, Елена Павловна много лет откладывала пенсию на «гробовые», так как содержали ее в основном мужья и дети.

Сыновья, конечно, были потрясены всем случившимся, однако не отчаивались: знакомый юрист сказал, что дело совершено плевое. Мол, признаете мать недееспособной и все сделки аннулируются. Все основания для этого были: Елена Павловна перед замужеством пережила инсульт, была нарушена мозговая деятельность. Борис Викторинович написал в полицию несколько заявлений — о похищении, о краже ценностей и денег, о мошенническом присвоении квартиры. Однако уголовное дело до сих пор не заведено. В возбуждении дела отказала сначала полиция, а затем и Следственный комитет.

— Нам постоянно приходят отписки, что для дела нет достаточных оснований. Очень интересно, как в полиции и СК могли это определить. К нам никто не приходил, не беседовал ни со мной, ни с матерью, ни с соседями и другими свидетелями. Приходила и такая отписка: дескать, участковый проверил, ничего не обнаружено. Но почему таким делом занимается участковый, а не отдел дознания? Мы стали жаловаться в прокуратуру. Первое обращение писали от имени матери, потом уже от себя. Нам приходили разные письма, писали, что с нашим делом разберутся, что виновных уже нашли, понизили и уволили. За это время в прокуратуре сменились три начальника. В общем, головы там где-то летят. А наш воз и ныне там. Вообще не исключаю, что во время брака она находилась под каким-то воздействием, может, ее опаивали чем-то, давали таблетки, как-то психологически обрабатывали. Даже соседи говорят, что после последнего замужества она стала странной. Забывала, зачем выходила из квартиры. Могла час стоять на улице или у мусоропровода, не отвечала на вопросы соседей. Не здоровалась, хотя раньше была очень общительной.

Бесконечные суды

Помимо прочего, из злополучной квартиры пропали свидетельство о браке Елены Павловны, свидетельство о смерти последнего мужа и документы на машину Daewoo Matiz. Автомобиль был оформлен на Елену Павловну, поэтому документы быстро восстановили. Судов было три: иск о признании дарственной недействительной, второй иск — о мошеннической продаже квартиры вместе с прописанной там с женой без постановки ее в известность и третий — по незаконной продаже дачи. Во всех исках семье было отказано. На тяжбы уже потрачено 1 млн 700 тысяч. За дело по очереди брались два адвоката, однако через какое-то время отказывались. Борис Викторинович считает, что их, может быть, «перекупала» вторая сторона.

Злополучная квартира сейчас под арестом: Борис Викторинович боялся, что ее продадут, а мать выселят на улицу. Чтобы ухаживать за бабушкой, к ней переехал внук Артур с женой, сейчас ему пришлось уже уйти с работы — много времени отнимают суды, да и бабушка одна находиться уже не может.

Однако теперь стало известно, что вторая сторона подала в суд на выселение 95-летней Елены Павловны из ее собственной квартиры.

После первого суда Борис Викторинович пошел проверить — вдруг кто-то еще уже прописан в их квартире — и обнаружил, что квартира теперь принадлежит Ольге — девушке, которую Павел Анохин представлял как свою племянницу и дочку своей двоюродной сестры Нели. Как позже Неля и Ольга пояснили на втором суде, сделка по передаче квартиры во владение родственнице прошла «безденежно».

Такие письма Павлу Анохину присылали женщины со всей страны. Фото из семейного архива.

Собственное расследование

Однако самое интересное оказалось впереди. Отчаявшись найти помощь в полиции, Борис Викторинович провел свое расследование. Мужчина уверен, что его мать стала жертвой брачных аферистов, которые действовали сообща и в сговоре.

В сейфе, находившемся в квартире у матери, он нашел несколько свидетельств о браке, из которых следовало, что Неля вовсе не кузина, а несколько раз бывшая жена — на что указывают три свидетельства о браке и разводе. У супругов когда-то была общая дочь, однако она умерла в родах, и Неля удочерила собственную внучку Олю, которую новой жене Павел Михайлович представлял племянницей.

Кстати, Елена Павловна полюбила эту племянницу как родную, все время говорила: «Какая же хорошая девочка!» И вот теперь именно эта дочка-внучка-племянница и стала владелицей квартиры Елены Павловны и готовит иск в суд о ее выселении, о чем семью уже предупредил участковый.

— Теперь мать только головой качает: «Пригрела на груди змею», — вздыхает Борис Викторинович.

Но и это еще не все. В сейфе оказалось более ста писем от женщин со всей России с пометками. Как оказалось, Павел Анохин вел активную переписку и, возможно, присматривал себе новую очередную жену. Пометки были такие: «Встретиться», «Позвонить», «Не встречаться». Часть писем сыновья и внуки просмотрели: оказалось, что Павел Михайлович выбирал женщин одиноких и материально обеспеченных.

— Из тех документов, которые мы нашли в сейфе, следует, что Неля Алексеевна и Павел Михайлович разводились каждый раз, когда находили очередную жертву, а заполучив ее квартиру, снова женились. Кроме того, в их аферах участвовала и ее пожилая мать. Ее специально привезли из Сибири и выдали замуж за одинокого дедушку, оформили ренту. После того как мать умерла, ренту переоформили на Павла Михайловича. По этой квартире после смерти того мужчины у них долго шли суды с его родственниками, вроде они жилье отбили. Кроме того, у Нели Алексеевны одно время был муж в Донецке, а у Павла Михайловича — 86-летняя жена в Рязани, в итоге им тоже досталась ее 4-комнатная квартира в центре города. Была еще непонятная квартира в Королеве — известно, что они крупную сумму вложили в ремонт и продали ее. Нашу дачу стоимостью 12 миллионов они по-быстрому продали за 5 и немедленно купили недвижимость в Геленджике — две квартиры стоимостью 1,9 млн и 1,3 млн. Так что денег там полно, не могу исключить, что взятками и подкупом они мешают судебной деятельности, — рассказывает Борис Викторинович.

Он также не исключает, что в «семье» брачных аферистов есть и свой нотариус. Уж очень быстро, когда это нужно, стряпаются доверенности, не исключено, что и задним числом.

— Интересно также, кто дал разрешение на продажу квартиры вместе с женой. Неля Алексеевна объяснила на суде, что за квартиру давала бывшему мужу деньги на лечение в Израиле — 9 миллионов. Расписка, как несложно догадаться, была заверена у того же нотариуса. Подозреваю, что ее сделали уже после смерти мужа матери. При этом Неля заявляет на суде, что не общалась с бывшим мужем 32 года.

Совсем юная девушка, 20-летняя Ольга, бабушкина любимица, вызывала все же некоторую надежду у Бориса Викториновича. Он попытался поговорить с ней, объяснить, чем занимаются члены ее семьи.

— Она с виду вроде нормальная девушка. Красавица, модель, учится. Но на все вопросы и увещевания отвечает «Мне ничего не надо, я ваше имущество не брала». Однако иск о выселении матери готовится именно от ее имени.

«МК» связался с Ольгой по телефону, но общаться девушка не пожелала.

— Никаких комментариев по этому делу я не даю, есть решение суда. Остальное спросите у моего адвоката.

— Дайте, пожалуйста, его номер.

Но в ответ в трубке раздавались только короткие гудки.

90-летний юбилей в кругу новых родственников — мужа и его «племянницы».

ххх

Сейчас семья Елены Павловны уже почти перестала надеяться на справедливость. Однако Борис Викторинович считает, что важно рассказать людям, в какую ловушку и ловко расставленные злоумышленниками сети они могут попасть, ничего не подозревая.

Комментарий специалиста по безопасным сделкам с недвижимостью Сергея Вишнякова: «К сожалению, подобные случаи нередки. Особенно в недвижимости, где фигурируют миллионы и десятки миллионов рублей. И, к сожалению, во многих случаях так или иначе участвуют нотариусы. Кто-то, возможно, соучастник мошенничества. Кто-то просто не потрудился проверить то, что должен был проверить по роду деятельности. Чаще всего в руки мошенников попадают незащищенные одинокие люди. У меня был случай: пожилой мужчина остался один. С 2-комнатной квартирой в центре Москвы. Скучно, вот и начал он ходить по всяким общественным местам. То в поликлинику сходит, то в ЖЭК. Так и познакомился в какой-то из очередей с женщиной. Она начала часто навещать его, приносила из магазина еду. Ну и водочку тоже не забывала. Жизнь была как в сказке. Пили, гуляли. Пока в один прекрасный день пенсионер не оказался в коммуналке в Орехове-Зуеве. Начали выяснять всю историю. В какой-то момент новая «подруга» подкинула ему мысль поменять его большую квартиру на «однушку» в Орехове. А вырученные деньги — добавка к пенсии. Вечно то спьяну, то в похмелье, товарищ подписал какие-то документы, в которых отчетливо видел название «Орехово». Только оказалось, что вместо квартиры в московском районе переселили его в дальнее Подмосковье. На мое предложение подать в суд и попробовать все вернуть назад продавец категорично ответил, что не надо ему ничего. «Хорошо хоть в комнату в коммуналке переехал. Могли бы и вообще закопать где-нибудь». И переубедить его не удалось».